Шаблоны Joomla 3 здесь: http://www.joomla3x.ru/joomla3-templates.html

Волгоград - Астрахань

Категория: Похождения Автор: Антон Парфенов

« Я помню, как все начиналось…» 
Все начиналось как обычно… Осень, Зима, Новый Год, Запоздалая Весна – сезоны сменялись один за другим. Народ старел, жирел, ленился, переключался на другие виды забот. О Весеннем Походе вспоминали, но в основном в контексте того, что нет, ничего нет: Времени, Денег, Особого Желания. При этом публика покупала квартиры, кухни, мебель, ноутбуки и много еще чего полезного в хозяйстве. Вот только две-три тысячи рублей на Весенней Поход для очень большого количества Верных Соратников почему-то казались неподъемной суммой. Может так незаметно и приходит Старость?

Майские праздники стараниями Правителей кастрировали по самое нехочу, от привычных 7-9 дней выходных (в сумме) осталось шиш да маненько. Тоже проблема. Ничего внятного упорно не вырисовывалось. Я сидел на берегу Великой Реки и ожидал проплывающего Трупа Врага. Уж и Апрель в самом разгаре, а ни Врагов, ни Трупов. Котляров с Компанией мылились в Велопоход. Особенного желания не испытывал, но за неимением лучшего, оставлял этот Вариант на Черный День. Поляков еще с Зимы что-то говорил про Нижнюю Волгу, но у него слишком много своих забот, чтобы всерьез заранее рассчитывать на Этот Вариант.

Как всегда, все решилось само собой дней за десять до Похода. У Полякова сформировался внятный маршрут (Волгоград – Астрахань), имелись плавсредства, образовались вакансии на судах – мы с Алексом и упали на хвоста уже подготовленной (не нами) экспедиции. Прельстились отчасти и потому, что Поход заявлялся как Спортивный (по крайней мере средняя скорость перемещения не менее 50км в день на судах без полноценного весла в районах с неизвестной ветровой обстановкой по другому восприниматься не могла). 

Волгоград – Ахтубинск – Астрахань. 23 апреля – 9 мая 2005г.

Протяженность маршрута: 484км. Ходовых дней/пройдено: 404км/7дней = 58км/день. Дневки: 4 полных дня. Полукочевочные дни (переходные к дневкам): 80км/4дня = 20км/день.

Из Планов Комондора (он же Рыбак, Великий Стратег, Хозяин и прочая, прочая, прочая) следовало, что Поход распадается на два этапа.

1 Этап: первый катамаран с экипажем своим ходом по ж/д добирается до Волгограда, откуда и стартует вниз по течению 24 апреля (в сторону Ахтубинска). Расстояние от 170 до 350 км (в зависимости от выбора маршрута). Расчетный бюджет первого экипажа (на две недели) – 2800 руб/чел.

2 Этап: второй катамаран с экипажем на а/м добирается до Ахтубинска через неделю после первого. И с 1 мая флотилия совместно продолжает плавание в сторону Астрахани. Расстояние более 310 км. Расчетный бюджет второго экипажа (на неделю) – 2500 руб/чел.

Примечание: точные цифры расстояний стали известны только после прохождения маршрута, в апреле Поляков точных карт не имел (как не имел их и в Походе). Я что-то нарыл из Инета. Сами карты хороши (генштабовская двухверстка), но при выводе они потеряли цвет и в 4 раза уменьшились в масштабе. Так что на воде работать с ними было тяжеловато. Правда, кроме меня, особенно они никого и не интересовали. Было сделано 2 комплекта (чтобы на каждом катамаране были). Свой комплект я не отдавал никому, второй сразу же был оставлен на берегу в Ахтубинске вторым экипажем – стандартная наколка бестолковых сборов.

Начало.

Из Тольятти тронулись 23 апреля. Автобус из Нового Города в 9.15. Автобусы нынче идут прямиком до Самарского ж/д вокзала. Все тащили сами (катамаран, два спасжилета, еда на неделю, палатка, 3 пенки, гитара, лагерно-кухонные принадлежности на оба экипажа, плюс личные вещи). Все это в трех рюкзаках, одном пенале (катамаран), плюс мелкие пакетики в дорогу. По весу где-то в районе 120-125 кг. Для трех мужиков – терпимо. Перетаскивалось все это за один раз перебежками до 300м (а больше расстояний и не встречалось). Самара нас встретила первым жарким весенним днем (по ощущению на солнце было за +25). Пиво, девочки (в мыслях), журнал «Плейбой» (у Алекса под мышкой).

Итак, представляем первый экипаж:

Первый день.24 апреля. Трое в лодке, не считая…Гули

В Волгоград поезд прибыл с небольшим опозданием, в 8.30 времени Тольятти. Здесь и далее все время только по Тольятти (+1 час к Москве). Вытащили шмотки на привокзальную площадь, на троллейбусе доехали до воды (район набережной Речного Вокзала). Я и Поляков принялись за сборку катамарана, Алекса отправили по хозяйству – часть продуктов (хлеб, овощи, соль, воду) закупали на месте. Это сэкономило нам не менее 20кг в поезде.

Первый сюрприз – погода портится. Ветер, дождик, воздух +12, от вчерашнего лета не осталось и следа.

Второй сюрприз (на этот раз приятный). Приблудила Каштанка. Лет 26-30, зовут Гуля (на самом деле все сложнее, но не Гюльнара и не Гюльчитай – точно нам запомнить не удалось). Собиралась на дачу к сестре на противоположный берег Волги, опоздала на «омик», моторку- попутку не нашла. Подобрали, обогрели, …(прости, Верунчик).

Собирались шустро и уже где-то в 12.15-12.30 толкнулись от берега. С Волги сразу же ушли в протоку Воложка Куропатка (чтобы Город не доставал нас своим промышленным видом ближайшие 30-40 км). Попутчица оказалась бойкой, шустрой, но одетой не по сезону. Змерз цуцик. Вначале одели джемпер Алекса, потом еще один, потом мой красный пуховик, замотали в спас, завернули в жаркие объятия Великодушного Алекса. Не помогало. Клиент стучал зубами и пугался пролетающих через кокпит брызг (ветерок проснулся и нас понесло не по детски). Пришлось родимую поить неразбавленным спиртом (прям из ваучера, из горла). Обучение прошло успешно. Суслик захмелел и требовал продолжения банкета (в смысле приглашала на дачу к сестре). Еле отбились, высадив ее в нужном месте через 7км от старта. Алекс все порывался проводить до дачи, но пронесло. Далее пошли втроем. * ( * - История с Гулей имела продолжение. Уже после похода, 18мая, сидя у Алекса дома и просматривая первые страницы рождавшегося в муках отчета, вспомнили и о ней. Позвонили в Волгоград. Поговорили всласть. Неплохая девчушка. С оказией перешлем ей фотки с похода и, возможно, этот отчет. Обрадовалась она позднему звонку более, чем искренно.)

Теплее не становилось. Ветерок поддувал, стучали зубами уже все трое. (Наивные чукотские юноши, тогда мы и не знали, что это был самый теплый и комфортный день на ближайшие две недели). Спирт лакали сами, залезая уже в завтрашнюю дозу. Алекс (лишившись вроде бы уже законной добычи в лице оставленной на берегу Гули), жаловался на тяжелую судьбу и требовал сиську, а т.к. шли на парусе, он забился в нос катамарана, съежился в клубок и только постоянно канючил «еще глоточек».

Речка-вонючка. Течение было славным, ветерок попутным, на бабочке довольно лихо проскочили Воложку (25 км) и снова выбрались в Волгу. Там то и начались первые штурманско-навигационные засады. После Водохранилища в зоне Казань – Тольятти (где мы в основном и обретаемся последние 10 лет) со стандартной шириной водного зеркала 10-18 км, все остальные Реки, в том числе и та же самая Нижняя Волга кроме как «речкой-вонючкой» - не воспринимаются. Ну хоть убей. Сколько б рукавов у нее не было и насколько бы сильно она не разливалась. Все это «багатство» упорно даже до уровня Усы не дотягивает. И на Дону уже так было, и на Каме с Окой. Глазомер у нас сбит раз и навсегда. Да и к берегам мы привыкли к нормальным (типа Жигулей с Молодецким Курганом). А тут – торчит какая-то осока из под воды – и ломай голову, основной судовой ход здесь проходит, или еще куда его понесло? Острова очень низкие (даже Муравьиные острова там выглядели бы Гималаями, нет там в принципе таких высоких островов, за две недели не видели ни одного яра более 2-х метров в высоту на островах), весной их топит нещадно. А карта имеется именно на межень, а не на половодье. Да и основное русло временами сужается до 400м.

Пока шла населенка – привязывались к деревням на берегу. Чем дальше от Волгограда – тем тоскливее (это уже на второй неделе помотало нам нервы, а пока так еще, цветочки). Одним словом, решили срезать петлю на карте, залезли в протоку. Ента гадина (протока) вскоре кончилась, занесло нас практически в лес с дуровой течкой и нулевой глубиной. Будили Алекса, минут двадцать таскали по песку катамаран. Водичка бодрящая, +4, ноги сводит на раз (не привыкли еще). Слава богу выпутались. Потеряли время и веру в возможности спокойной навигационной ориентации. Дали сами себе обещание больше в протоки не ходить и шнырять только по руслу (там по крайней мере течение всегда в полную дурь, не менее 5 км/ч, а в узкостях и на перекатах – до 8-9 км/ч).

Худо бедно к вечеру (после 19.00) встали на стоянку немного не доходя до деревни Ушаковка. Тогда нам показалось, что пройдено маловато. Анализ в Тольятти показал, что пройдено было 62 км. С учетом первого ходового дня и старта в 12.30 – более чем достойно. Отчего? Дуровое течение и попутный ветер в течении всего дня сделали свое дело.

На привал встали удачно, за косой, в затишке от течения. Засветло успели разбить лагерь, поужинать и поставить сетку. Земля непривычно теплая – за день вымерзли как сволочи (эх, знать бы тогда, что впереди ждет…).

Второй день. 25 апреля.

Встали в районе 8.00. Вытащили сетку, улов нормальный (даже стерлядь попалась). Не торопясь позавтракали, собрались и где-то в 11.15 толкнулись от берега. Ветер с попутно-плотного сменился на слабо-боковой. Плелись еле-еле, много галсировали, от течения было больше проку, чем от паруса. Весь день клянчил Ветер. С этого дня пошли два цикла стандартных шуток на этот Поход. Первый блок: Про братьев Задубелли (как вариант, Околелли и т.п.) – холодно! И соответственно второй блок: Про стремительных финско-эстонских гонщиков под парусом (были введены понятия: Встречный Штиль и Попутный Штиль, также как и Полный штиль – это когда дым от сигареты идет строго вверх) – ну не было ветра!

На обед встали на островке, пожарили пойманную утром рыбку (пару сковородочек). Погрелись на солнышке (оно выглянуло на часок). Половину дня перемещались по суше (если верить карте). Где нас носило – кто его знает. К вечеру ветер стих окончательно и уже где-то в 18.30 ткнулись в симпатичный островок (Угольный). Прошли 57км – снова неплохо (с учетом почти двух часов на обед и крайне неочевидного ветра) Течение, однако! Сушняка море, во внутреннем озерце дичи всяческой немерянное количество в обширном ассортименте. Уютно угнездились, разожгли «пионэрский костер» до утра. Снова рыбка (уха со стерлядкой), снова гитара. Спирт приспособились разбавлять минералкой с лимоном (брали его для чая, но оказалось, что так вкуснее). Еще с вечера обратили внимание на какой-то электрифицированный стан на противоположном берегу.

Третий день. 6 апреля.

Встали в районе 8.00. Вышли где-то в районе 10.00. Сразу же нырнули в Стан. Мужикам моим стало скучно и они решили заняться любимым делом – шляться по местным хуторам и канючить неважно чего. Тем более повод был. За первые холодные дни хлеб жевали постоянно и менее, чем за двое суток сгрызли 6 буханок на троих. Стан оказался постом рыбоохраны с самолично браконьерствующим сторожем в единственном числе. На будущее: браконьеры там все, не браконьеры – те, которым лень этим заниматься. Других вариантов замечено не было. У сторожа с продуктами было туго, пошли в соседнюю деревню – чуть более 2км пехом. Заброшенный и забытый богом край – полное ощущение, что Война только что закончилась. Вся деревня (с десяток домов) равномерно завалена навозом, разобранными тракторами, сеялками, плугами, автомобилями, мотоциклами, телегами, лодочными моторами, старым тряпьем, обглоданными костями и прочим мыслимым и немыслимым мусором. Отличия между улицей, двором, загоном и собственно домом в толщине «культурного слоя» - не отмечены. Дома стоят с окнами, забитыми полиэтиленом, видно стекло кончилось. При этом по дворам дети малые бегают, жизнь продолжается. А зачем?

Магазина на 6-7 жилых дворов, естественно, нет. Ходили, побирались. Хлеб пекут сами, чем и воспользовались. В принципе то люди душевные. В одном дворе за 20 руб выклянчили 2 каравая, на сдачу (от 20 руб) нам дали десяток яиц и четыре вяленых рыбины. В другом на 80 руб достался литр самогонки, булка хлеба, ваучер молока, подслнечное масло, мука, морковь, картошка, опять вяленая рыба и еще мешок какой-то хренотени. В общем, пока все эти покупки на 100 рублей дотащили до берега – руки отвалились. Нам понравилось тариться в местных хуторах. Попрощались со Станом, тронулись дальше. Все блуждания заняли часа 2-2.5.

И тут начался Третий Блок шуточек этого Похода: «А не слишком ли много я себе заказал?». Ветерок оживился. Однако. Выйдя на судовой ход начали оглядываться по сторонам. Дуло. Все сильнее. Пока думали, рифиться или нет – уронили мачту. Берег рядом, пристали, пообедали. Ничего страшного, просто не выдержал вант-путенс, а так все цело. Перевязали ванту, шли без стакселя, с ним встречно-боковой все норовил выломать нам мачту. Ветер перешел на тупо-встречный с пенными барашками. А до Ахтубинска оставалось еще верст 30-35 в том же ракурсе. Пригорюнились. Жалко корабль, угробить можно. Нырнули в протоку (он же Ерик Роговая, соединяет Волгу с Ахтубой). От того, что ширину русла сбросили с 1000м до 50м, а направление движения на 90 градусов, ни ветра, ни волны меньше не стало, при этом как он был мордотыком, так им же и остался. Прогалсировав в этом ручье с риском сломать мачту еще пару километров, и не заметив ни малейших признаков улучшения обстановки – встали на стоянку в более-менее пристойном месте до 18.00. Итоги дня: 16 км. 8км до потери мачты (обеда) и столько же после.

Четвертый день. 27 апреля. Дневка.

Ветер продолжался. Накануне у местных Дуремаров (рыбаков с большими сачками, которыми они меньше чем за час умудряются выудить из канавы до 30кг рыбы) выменяли литр самогонки на мешок овощей, мешок рыбы свежей и 1.5кг шикарного балыка из сома. Принимали их в гости, ходили к ним, ставили сетку в их протоке. Разжившись мукой и маслом, забодяжили блины. Смешно, но при переворачивании их рвало на части задувающим ветерком. Чем-то это напоминало Дон. Двигаться нельзя. Ходили к соседям, набрали молока, помогли выдернуть сома. Большая дура. На вес килограмм тридцать, по длине – не меньше Алекса. На фото выглядит еще более угнетающе. На нашем берегу начался степной пожар. То ли прошлогоднюю стерню специально выжигали, то ли случайно полыхнуло. Но ветром все это понесло в нашу сторону. Скорость распространения – до 10-15 км/ч. Пронесло, нас не зацепило. Гуляли по островам, намотали километров 6 по суше.

Алекс не торопясь, пережарил тонны халявной рыбы. Очень вовремя. К вечеру полакомились драниками и возрадовались стихающему ветру. Глупые. Пошел дождик. Дождиком он был час-полтора. Потом зачем-то превратился в гораздо более мерзопакостное. После 20.00 нас загнало в Палатку.

Пятый день. 28 апреля. Дневка.

Это уже не смешно. Дождь не прекращается. Вечер накануне прошел скучно. Три самца, дубеющие в промозглой палатке под рев дождя. Грызем рыбу, вовремя пожаренную Алексом. Пьем спирт, по восьмому разу перелистываем «Плейбой». Кто-то спит, кто-то бодрствует. Курим, не выходя из палатки, высунув голову в тамбур. Выйдя по малой нужде на 3 мин – возвращаешься мокрым до нитки. А на дворе между прочим +8 и ветер. На май месяц, однако. Самцам сняться вещие, но странные сны. Рыбаку – Боевая Подруга в валенках. Алексу – женская баня (т.к. во-первых, в бане тепло, а во-вторых, в ней женщины – от отсутствия и того и другого он дуреет). Костер залит всмерть. Продукты только в сухпае. Бока отлежали. Начинаем звереть. Дождь закончился только через 1.5 суток. Из них 23 часа мы просто безвылазно просидели в палатке. Круто!. Вот только на хрена нам такое счастье? Дрова все сырые, бумага тоже. Каким чудом нам подвернулась береста после нескольких часов безуспешной попытки разжечь костер – Аллах ведает. Для справки, за все время ни одной березы в виде деревьев на берегу нам не попадалось, откуда только кора бралась? Сидим у костра под мелким дождиком, жуем оладышки. Коптим рыбу – потрясающе.

Шестой день. 29 апреля. Полукочевка.

Дождь наконец-то ослабел до такой степени, что можно свернуть лагерь. Завтракаем (обычный скудный туристский перекус: гренки с маслом и литровой банкой свежепосоленной икры под кофе). Трогаемся дальше. Вода все это время прибывала. За время стоянки (чуть более 2 суток) – почти на метр. Оставалось нам немного. Соседи-хуторяне уже ломали голову, где брать баркас для вывоза скота и шмоток на Большую землю. Паромы-переправы уже затоплены, а воды в этом году обещали, как в 1989 (в кухне у них тогда было по пояс). По Ерику Роговая через 5км вышли в Ахтубу. Те же яйца, вид сбоку. Полузатопленные кусты, полуразрушенные кошары, полузамершие туристы-придурки в одиноком катамаране. Течение хорошее, ветерок немного дует. Еще верст через пятнадцать – долгожданная деревня.

Покровка. Взяли хлеба, плюшек, сахара, подсолнечного масла. За первую неделю на троих у нас ушло 2л подсолнечного масла, 2кг муки и 2кг сахара. При этом из Тольяттинских запасов – только банка тушенки (в первый вечер, когда сетку только кинули в первый раз). Ну мы и жрали! Ни до, ни после, такого уже не предвидится. Позднее, второй экипаж, все не мог понять нашего эстетско-индиферентного отношения к пище. Особенно к рыбе. Но ведь мы ее столько слопали! А вот блинчики-оладышки – ничего, эффекта привыкания замечено не было. Поляков, правда, разок отказался от третьей сковородки оладышков, было и такое.

После Покровки проходим ще трохи и встаем недалеко от Ахтубинска на очередную дневку (наши приезжают только 1 мая). Прошли 30км. С вечера бросили сетку (тихий заливчик без моторок и течения). Ужин, гитара, почти хорошо. Теплеет (воздух +9, вода +6). Ну, чем не Сочи в бархатный сезон! Да и дождя практически нет.

Седьмой день. 30 апреля. Дневка.

На острове пасутся кони. Пугливые, но любопытные. Вчера заглянул жеребенок, потом пришел весь табун. Сегодня, гуляя по острову, подошли к нему поближе. Коптили рыбу в котелке, вкусно. Жарили блины, оладышки, гренки. С утра выдернули сетку, вытащили очередную авоську всяческой живности. Сетку переставили еще раз, а вдруг?

Готовимся встречать второй экипаж, чистим перышки. Не хочется, а надо. Это когда моешься в ледяной воде при +10 на воздухе, отсутствии солнца и не совсем штиле. Я даже побрился с помощью Алекса (без зеркала, пены и одеколона).

Под вечер выдергиваем сетку вторично. В ней удача – какой-то зверь килограмм на десять. Как он эту паутину не порвал к чертям собачьим – непонятно. Решаем порадовать второй экипаж, сажаем рыбку на кукан и таскаем весь следующий день на веревочке.

Прошло семь дней. За это время Бог создал Мир.

А назавтра была война.

Восьмой день. 1 мая.

Встреча второго экипажа. Чтобы пересечься с ними в Ахтубинске нормально, пришлось вставать в 5.10, практически затемно. Далее 9 км на весле при полном штиле (течение тоже куда-то подевалось). В районе 10.00 пришвартовались в городе.

В этот День мы потеряли Полякова. Из Рыбака и Соратника (равного среди равных) он превратился в Великого Кормчего. Мир праху его.

Что было дальше? Да много чего, но это уже совсем другая история. Была встреча второго экипажа, поход до Астрахани в 2 катамарана. Штили и шторма. Дневные пробеги до 90км. Оторванные поплавки, потерянные мачты, смытые за борт шверты-тапочки-очки-кепки-сумочки. Сломанные рули, выпадающие клапана. Повторно отмороженные яйца и обуглившиеся от солнца уши. Проливные дожди и палящее солнце. Буддистские Пагоды в Цаган Амане. Циклопическая плотина в Нариманове. Гости и туристы, гостеприимные хозяева; божий человек Коля-Саша - анашист и любитель Егора Летова. Красивейший город Астрахань.

Много чего было, но это был уже совсем другой Поход. И пусть про него расскажут другие. Смелее, друзья.

Тольятти, ВАЗ 19 мая 2005г. Парфенов Антон.

А у меня на сегодня все. Надеюсь, Вам понравилось…

Продолжение. Ахтубинск – Астрахань. 1 мая – 8 мая 2004г.

Протяженность маршрута : 310км. Ходовых дней/пройдено: 285км/5дней = 57км/день. Дневки: 1 полный день. Полукочевочные дни (переходные к дневкам): 25км/2дня = 12.5км/день

Второй Экипаж.

Восьмой день. 1 мая. Встреча второго экипажа. Залив – Ахтубинск – остров Вяземский. Пройдено 16 км. Весло, течения и ветра нет.

В Ахтубинске все проходило как обычно (в смысле царящего легкого бардака и радости от встречи: с цивилизацией, женским полом и приехавшими Соратниками – от всего это за неделю отвыкли). Оставив Полякова на берегу щелкать клювом (под пиво и спиннинг) мы с Алексом мотанулись в Город. Закупили продуктов, разузнали все про транспорт (автобус, поезд) для дальнейших перемещений Пашки из Астрахани в Ахтубинск в конце похода, когда ему придется возвращаться за оставленным на стоянке автомобилем.

Городишко так себе. Рынок безумно дорогой (помидоры, огурцы –70 р/кг, редис – 50 р/кг). Картофель, морковь, капуста – практически отсутствуют, цены на весь сельхоз существенно выше, чем в Тольятти при отстойном качестве. Вот тебе и южный сельскохозяйственный регион (огород России). Рынок больше похож на вещевую барахолку (или блошиный рынок) – жратва вся привозная. Рыба, правда была (от 20 до 45 р/кг, в зависимости от сорта и размеров). Но в открытой продаже только обыкновенная. Благородную из-под полы предлагали какие-то темные личности. Темные – это азербайджанцы (похоже 100% рыбы в городе контролируют именно они). Еще по рынку шастали такие жизнерадостные телята весом килограмм за 120 – то ли братки, то ли приезжие ростовчане (именно там они водятся в немерянном количестве). А то ли они шутят, то ли в самом деле могут башку тебе свернуть или шмальнуть из ствола – кто его знает, мы уточнять не стали.

Собственно местное молодое население – очень злое и агрессивное (что-то вроде казачьих станиц на Доне). Радости к чужакам не испытывают, только напряженное ожидание (хотя сами они на конфликт и не шли).

Старшее поколение – нормальное, как и везде по стране. Такси в городишке также дороже Тольяттинского (50 рублей за 4 км).

Считается, что Ахтубинск – сплошной военный городок, но нам это особенно глаза не резало. Удивили несколько общественных зданий (школа, больница и т.п.) – со следами свежего ремонта. Предельно мощно и богато – в Тольятти такого нет.

Народ (Пашка, Юля, Майк и Бахтин – добиравшиеся со снарягой на Пашкиной служебной ВАЗ-2108 своим ходом из Тольятти; и Наталья, налегке поездом до Волгограда, далее автобусом) – подтянулся где то после 12.00. Мы к этому времени уже вернулись из Города и ждали их на берегу.

Сборка второго катамарана шла мучительно тяжело. И от того, что телега новая и малознакомая (Поляков собирал ее сам только раз), и от расслабленности публики и от сложности его хитровывернутой конструкции. Альбатрос в Волгограде собрали вдвоем за 1ч 20мин, Простор вшестером мучали почти 5 часов. Все что-то не стыковалось. Носовой тент забыли в Тольятти, прикрутили на замену запасной кокпит от Альбатроса (впоследствии он и послужил причиной очень неприятной аварии).

Альбатрос также перебрали, поставив модернизированный кокпит (увеличена площадь в носу и двойные борта-карманы по всему периметру). Двойные борта – вещь полезная (всю мелочевку, которая обычно валяется под ногами, можно убрать и чувствовать себя человеком). Увеличенная площадь в носу – вопрос спорный. Труднее работать с парусами (кливером и генуей), нет нормального гребного места в носу на поплавках (кат в результате имеет максималку на весле не 5-6 км/ч, а только 2.5-3 км/ч – при сильном течении уже никуда не вернешься и цена ошибки возрастает на порядки). Лишняя площадь в носу провоцирует вытянуться во всю длину и кат перегружается носом. Одним словом – для экипажа из трех человек (вне зависимости от количества вещей) это лишнее. Для 4 человек с большим багажом – тоже спорно, при грамотной упаковке и так места достаточно, лимитирует же не площадь, а грузоподъемность. Для пляжной компании – съедобно, для серьезного туризма – я бы не советовал. Тем не менее, в районе 18.00 все-таки толканулись от берега.

Залив, течения нет. Штиль. Гребем. Простор просто летит на весле, мы на Альбатросе умираем, но еле поспеваем. Через 20 мин. первая поломка – Простор при отходе от берега (приставали, чтобы подкачать поплавки) – сломал один из рулей (у него их два) – вечером того же дня починили, укоротив перо. Кое-как к закату доползаем до первого острова (о.Вяземский) вдали от Ахтубинска и становимся на ночевку. Рыбку (пойманную накануне) все это время таскали за собой на кукане к бурной радости вновь прибывших. Зверь и в самом деле мощный, голову топором отсекли только с третьего раза, плавники тоже каменные, не всякий нож брал.

Девятый день. 2 мая.

Ходовой день с остановкой на обед. Остров Вяземский – Соленое Займище. Пройдено 35 км. Штиль, 2 часа на весле, блуждание в тумане, протоки без течения.

Встали еле еле, бестолково ковырялись на берегу, отошли после 11.00. Ветра нет. Простор пока не научились настраивать. На слабом ветру, несмотря на лишние 200кг, Альбатрос имея в 1.5 раза меньше парусов уходил от него без проблем.

После Ахтубинска, появления второго катамарана и нового народа изменения в экипажах. На Альбатросе остались мы с Алексом, плюс Наталья с Майком. Все продукты, общая снаряга – на нем же. Негласно капитаном и рулевым значится Наталья (пока это не сильно напрягает). На Простор ушел Поляков и с ним Юля, Пашка и Бахтин. Только личные вещи. На румпеле в основном Бахтин.

На обед встаем на островке, под нудным дождиком на барбекюшнице в два захода жарим нашего неведомого зверя (больше похоже на нежную свинину, чем на речную рыбу – вещь!).

Штиль, еле ползем. Из-за течения с судового хода затянуло в протоку. Блукаем среди кустов, теряя в скорости течения. Надоедает, т.к. видно, что от графика отстаем. Мы на Альбатросе, не брезгуя веслом, выгребаем за 40 мин. на течение. Простор матрасничает, стоит на месте и существенно отстает от нас.

В районе 16.30 снизу очень резко приходит зверский холод и следом за ним туман. На Просторе, прохлопав этот момент и не взявшись вовремя за весло – теряют нас из виду. Мобильник не включают, на крики откликаются существенно позже. Приходится ждать их, теряя более часа. Видимость временами менее 50 метров. Наталья более чем нервничает. Дожидаемся, выслушиваем упреки в свой адрес. Вскоре, пометавшись между берегов, встаем на стоянку.

Десятый день. 3 мая.

Ходовой день с перекусом на ходу. Соленое Займище – кордон лесника (Цаган Аман). Пройдено 65 км.

Ветер разных направлений, под вечер и всю ночь – ливень. Утром – закупка продуктов (молоко, овощи) на кордоне. Подъем в 8.00. Собрались чуть шустрее, отошли в 10.30.

Ветра больше. Простор начинает оживать. На слабом ветре Альбатрос все еще шустрее, но на средних ветрах Простор уходит от нас более чем стремительно. Поляков наконец-то взялся за парус, т.к. вчера шланговал откровенно. Также уже гребут, боясь отстать от нас. На круг, идем почти вровень. С утра снова залазим в какую-то протоку и на судовой ход выползаем только к вечеру. Судя по карте, весь день шли по суше (над затопленными островами). Из-за течения (которое с воды незаметно), кажется, что идем плохо, только в Тольятти поняли, что в тот день пробег был недурен. Перекусывали на ходу (отчасти и поэтому намотали много километров).

Обнаружились неприятные особенности поведения Простора. На слабых и сильных ветрах его невозможно отцентровать. Стакселя нет, шверты кинжальные, центр бокового сопротивления и центр парусности не регулируются соответственно, усилия на руле бешенные (при сильном ветре). Он то приводится, то уваливается. В поворот оверштаг в принципе не загонишь (у него штатно! для этих целей третье весло в комплектации). Пока идешь одним галсом, за счет преимущества в скорости вроде и ничего, а как начинаешь галсировать в узкостях, тут же тихоход Альбатрос его настигает и вырывается вперед. Маразматичный агрегат (имеется в виду Простор).

Под вечер зарядил дождь, становимся на ночевку уже просто под ливнем, ужинаем, разбредаемся по палаткам. Старым сусликам (мне и Алексу) все это что-то напоминает (сутки, проведенные в палатке за неделю до этого).

На горизонте Цаган Аман (Калмыкия). Рыбаки другие (разрезом глаз). Трезвые, но цена на рыбу просто космическая. Еще пока шли, промокли до нитки. На берегу у костра ни согреться, ни просохнуть. Заползли в палатку (после прихода второго экипажа Поляков ушел, и мы остались вдвоем). Одежда мокрая вся, отжимать ее без толку, ночью шансов замерзнуть в мокром больше, чем совсем без ничего. Сложили ее в тамбуре. Из сухого – только плавки и футболка. За бортом все те же +8. Да и спальники уже воглые. Дела!

Дальше анекдот. Два мужика с вечера договариваются, что если ночью задубеем, то расстегиваем спальники в два одеяла, укрываемся ими в два слоя и … (жопа к жопе, пардон). Долой предрассудки, вымерзать не хочется и так уже десятый день сплошного беспредела. Договариваемся с вечера, по трезвому, т.к. если среди ночи такая мысль придет к одному, второй (спросонок, да не разобравшись, может и Мамаево побоище устроить). Пронесло, выжили поодиночке. Хотя кто знает? Юля впоследствии злобствовала, что мол, когда Антон с Алексом в спальники заползают, пендели то они не снимают! (на всякий случай). Завидовала, наверное.

Одиннадцатый день. 4 мая.

Ходовой день с остановкой на обед. Кордон лесника (Цаган Аман) – Копаневка. Пройдено 25 км.

Штормовой день, два экстренных приставания, пережидание шторма на берегу. «Простор» - зарывание носом и потеря поплавка. «Альбатрос» - уронили мачту. Дозакупка продуктов в Цаган Амане (хлеб, печенье).

С утра ливень не прекращался. По нашему предыдущему опыту эти осадки могли продлиться еще несколько суток, а мы и так уже опаздывали. Поляков принял решение (абсолютно правильное) – плевать на ливень и рвать когти дальше. Если и так уже все мокрые, то где продолжать мокнуть, на берегу или на воде – роли не играет, а так хоть течение несет. Из-за ливня поутру задумчивых туристов на берегу поубавилось (какой смысл ковыряться в носу под дождем?) и подготовились мы в рекордные сроки (от пробуждения, через разжигание костра, приготовления завтрака, поглощения пищи и сборки лагеря прошло всего 55 минут). Туман поутру просто ядерный, временами видимость падала до 20 метров. Паша с Юлей сходили на кордон к леснику, на очередные 100 рублей приволокли 8 литров молока, несколько буханок хлеба, два десятка яиц и традиционный мешок с овощами. Вскоре туман растащило.

Растащило ветром. Растащило тучи (дождик ослабел). Растащило по полной. Барашки пошли во всю. О растащило!!!

«А не слишком ли много мы себе заказали?» (традиционный вопрос из третьего Блока «Риторических вопросов этого похода»).

Надо рифиться. С Альбатросом проблем нет, а вот Простор категорически к этому неприспособлен. Кое-как перевязали ему грот (для этого пришлось завалить его на борт и разобрать половину конструкции – мраки полные, а не туристское судно) и поставили самодельный стаксель.

Перед выходом изменили состав экипажей (в рамках декларируемого Поляковым принципа, что все должны прокатиться на всем и научиться управлять обеими катами). Алекс с Майком ушли на Простор, мне дали взамен Юлю с Пашкой. Как оказалось, более чем во время хотя и совершенно случайно.

Толкнулись от берега только в начале двенадцатого. Несмотря на бухтение своей гоп-команды, заставил наглухо задраить спасжилеты (при этом со стороны смотрелся маразматирующим перестраховщиком). Ветер попутный, я вышел вообще на одном стакселе, прет на двух квадратах, аж жуть!

Пригляделся, Простор уходит, добавил зарифленный грот. Тут же обогнал Простор. Ветер гулял шкваликами, но, в общем-то ничего сверхъестественного, правда если не дятел на румпеле. С этим то и возникли легкие проблемы. Наталья надулась и крайне неохотно отдавала мне руль. То ли просто упрямство, то ли не понимала серьезности ситуации (так и не разобрался, ни тогда, ни впоследствии), а лимит ее компетенции давным давно был пройден.

Где-то через минут двадцать-тридцать после старта какая то фигня случилась на Просторе. Он резко отстал и как-то странно раскорячился. Мобильники в том экипаже не отвечают (а мы после потери в тумане договорились, что при любой непонятной ситуации обязательно быть на связи, по крайней мере отзвониться и подтвердить, что все в порядке). Простор стоял, как вкопанный, нас несло, расстояние стремительно увеличивалось, сигналов бедствия не было, паруса ребята вроде сдернули (или зарифили полностью). Русло в этом месте заворачивало и ветер был навальный на берег, Простор от него отойти мог (четверо здоровых мужиков на пустой посудине, да и грести на нем можно без проблем). Я же на Альбатросе такой возможности не имел. Пришлось идти в протоку под городишком (Цаган Аман) и там искать место, чтобы не только пристать, но и отойти можно было. Наталья мои объяснения не принимала, мрачнела и доставала меня все сильнее. Через пару километров ткнулись в первое же условно подходящее место в протоке. Мобильники у ребят отключены, сами они скрылись за поворотом русла. Отправил Пашку с Натальей в село за продуктами (все равно хлеб и сигареты докупать, так не терять же время зря).

Цаган Аман – кусочек Калмыкии, выходящей на Волгу (буквально километров десять по берегу). Довольно странно и чарующе выглядят Пагоды буддистских храмов после только что наглухо русских мест и селений. Весь берег усыпан чудовищными цилиндрическими шкафами (из труб магистральных нефтепроводов). Это ящики для лодочной утвари. Это котельное железо для дота пойдет, да еще замки нехилые, да арматурой вентиляционные отдушины заварены, да в землю все это вкопано. В Тольятти машины так в гаражах не оберегают. Считается, что это воровское место, хотя под Волгоградом видели под деревнями десятки лодок под Ямахами- пятидесятками. Даже не привязанные. Бери и плыви. Здесь совершенно по-другому, хоть на вид про местных такого и не скажешь. Прошло больше часа с момента начала первой Аварии, пока не отзвонился Алекс.

Что там было?

Злую шутку сыграл самодельный кокпит, пристроенный вместо штатной сетки в носу Простора. Плотный ветер начал разгонять волну, и одна из них, подбежав сзади, прокатилась под катом, слегка ливанув на нос. Кат подзавис с дифферентом на нос. Следующая уже ливанула больше… Вроде и отверстия в кокпите были, но с дождем то они справлялись, а сбрасывать более литра-другого в секунду они были не в состоянии. А к пятой волне каждая подливала уже десятки литров. Тент провис как гамак, поплавки ушли под воду, только корма еще хваталась за воздух.

Первоначально ребята подумали, что одновременно разгерметизировались носовые секции на обоих поплавках. Что наиболее паскудно, так это то, что телега не слушалась ничего. Ни парусом (это на таком то ветру), ни яростно греблей в 3 весла она не разворачивалась ни на градус, как только ребята ни старались. Как неваляшка-поплавок, утопив нос и задрав корму она зависла посреди судового хода. Поляков перестраховался, и срубив парус, дал команду до берега выгребать на веслах. Алекс считал, что хуже, чем есть уже не будет, и можно было раскорякой отдрейфовать и на парусе. Кто прав из них сложно сказать (меня там не было), но я больше доверяю опыту Алекса. Естественно, в этом переполохе никто про связь и не вспомнил, хотя вечером опять всех собак повесили на нас, как не принявших участие в спасении товарищей.

Во время всей этой чудной катавасии с Простора смыло всяческие бесполезные вещи (попросту говоря все, что не было привязано наглухо). В процессе приключения, волны в носу ходили по пояс ошалевшему Алексу. Смыло тапочки, сланцы, кепки, очки, пакетики – ну всю хрень. Шверты на этой телеге легче воды, чтобы не утопить. Однако при подтоплении (что и произошло) они также самовольно всплывают. И плывут дальше, сами, рядом с катом. Что обидно, до него было буквально пара метров, но как уже было сказано ранее, телега эта оказалась неуправляемой и с десяток минут ребята провожали глазами уплывающий шверт, ну хоть за борт прыгай и плыви за ним. Так и лишились мы одного шверта.

С отходом из-за навального ветра (как и предполагал, возникли проблемы). Пока дожидались ребят, пришлось разгрузить кат и перетащить его по берегу до мыска, с которого можно было попытаться стартовать. На первую аварию ушло часа два с половиной, не меньше. Пока ребята догребли до берега, пока убедились, что все цело и дело именно в носовом тенте, пока сняли его, перебункеровав вещи.

Идем дальше, ветер не стихает, а наоборот. И это в протоке – на судовом ходу совсем несладко пришлось бы. Русло заворачивает и ветер из утреннего попутного уже перешел на встречно-боковой, с соответственным усилением вымпельного ветра и нагрузок на конструкцию. Взятые рифы позволяли беречь мачту, но лавировочные свойства были уже на пределе. Простор вообще в тот день выполз из этой протоки только благодаря повязанному утром самодельному стакселю (сшитому из ветхих флагов СССР). Только поэтому он хоть как-то центровался и удерживался на курсе (грот наполовину зарифлен, вся геометрия и аэродинамика – коту под хвост). Несмотря на изначально жесткую силовую схему (в отличии от мягкой на Альбатросе), Простор тем не менее ломало ничуть не меньше, ванты и штаг жили своей жизнью и мачта по отношению к поплавкам вместо положенных 90 градусов падала до 70-75 – со стороны жутковато.

Зарифленный Простор сильно уступал в скорости Альбатросу, да и лавировочно был в той сутуации хуже. Попробовав, я увидел, что если не вырезать угол, а набрать скорость, то с берегом я расхожусь и через минут пятнадцать буду в безопасном месте. При попытке сбросить скорость, чтобы не уходить от отстающего второго ката, меня тянуло на берег, да и постоянное заполаскивание стакселя методично гробило корабль, а без него (стакселя) – центровки не хватало и еще сильнее наваливало на берег. Прям как в русской сказке: налево пойдешь, направо пойдешь… Полная фигня вырисовывалась, одним словом.

Шли мы по этой протоке вдоль высокого глинистого яра (метров двадцать, не меньше, примерно как у нас в Ягодном). Вода высокая, отмели нет; оврагов, спускающихся к воде нет; прижимной ветер и дуровое течение с водоворотами вдоль всего этого ласкового бережка. По большому счету, неизвестно, что хуже. Оказаться на таком ветре под Лепешкой на прибойной волне или под этим бережком. Под Лепешкой хоть течения нет с водоворотами и никуда тебя не затянет, да и за камень хоть уцепиться как-нибудь можно. А тут глина (размокшая после почти суточного ливня) и вверху и ниже ватерлинии. Притянет к нему, цепанешь поплавком, дальше начнешь крутиться на скорости течения не менее 6-7 км/ч, потом погнет раму, оторвет рано или поздно поплавки – и адью (водичка +4, водовороты, длина этой стенки километров пять).

Единственный способ – на оторванных поплавках по течению сплавляться до окончания этого яра. Спасжилетов, правда, на нашем кате был полный комплект, но: два года назад в Казани в мае (Казань – Тольятти 2003) в подобных условиях на оторванных поплавках ребята даже при наличии гидрокостюмов меньше чем за 1ч 20 мин отдали богу душу. Грустно все это как-то.

Такие вот лирические мысли бродили по моей головушке. Что то правда им мешало. Боевая Подруга Великого Кормчего совсем уж достала меня требованиями идти медленнее или вообще поворачивать назад и дожидаться отставший Простор. Просто праздник какой-то! К тому же дамочки наконец-то обратили внимание на изогнутую дугой мачту и доставали меня и поэтому поводу. Ну прям как в анекдоте про кривой Ванькин хрен : «Мы тут с мамой посоветовались, нам стрелять с него, чи шо?».

Сбрасывая скорость, постоянно зависаю в левентике, заполаскивая парусами и рискуя сменив галс, воткнуться в гостеприимный бережок. Мне же рассказывать им подробно от чего такая задница приключилась – себе дороже. Наживаю себе врагов, делая вид, что ничего опасного не происходит, а все мои малопонятные манипуляции – результат самодурства стареющего женоненавистника (почему-то такая точка зрения принимается на ура большинством женского населения). Пашка, гаденыш, просто цинично дрыхнет в носу, не реагируя на команды о швертах, стаксксель-шкотах и прочих милых глупостях. Если честно, то во всей этой свистопляске мне помогала и очень сильно Юля. Реакция у нее в тот момент была мгновенная, делала все правильно и часто самостоятельно. Без нее мог и не выкрутиться.

Наконец-то опасный яр подошел к концу, прошли мысок, русло повернуло в другую сторону, лавировка была возможна и я со спокойной душой развернулся на 180 градусов, пойдя против течения назад, чтобы сократить разрыв с уже совсем отставшим Простором. Тут то и на мою улицу пришел праздник. Подветренная ванта, уже с час издерганная шкваликами и заполаскивающим стакселем не выдержала. Вант-путенс сказал «дристь» и мачта (наконец-то выпрямившись из привычно-дугообразного состояния) плюхнулась за борт.

Мои суслики, проводя взглядом рухнувшее строение, с интересом посмотрели в мою сторону. Похоже, до кого-то стало доходить, что давно уже «вечер перестал казаться безмятежно томным». Капитан в это время устало зевнул, затянулся цигаркой еще глубже и изрек: «Не обращайте внимания, фигня все это». Не то что бы мне поверили, но, слава богу, спорить и уточнять не стали (может я под «Это» подразумевал бесцельно прожитую жизнь, подошедшую в сей трагический миг к логичному концу, мол «вот такая нелепая смерть»). Мачта упала на редкость удачно, во время ровного ветра, из степса не вылетела, ванты со шкотами не замотала, румпель из рук не выбила. Красота, а не поломка. Везет идиотам (и мне в том числе, в их первых рядах).

Приподнял еще не успевшую утонуть мачту, дернул за ванту, пошла родимая. Пока Пашка руками удерживал мачту, а Наталья сидела на румпеле, сохраняя прежний курс, натянул ванту по-новой. Вся эта дребедень заняла секунд пятнадцать, вряд ли больше. Личный состав испугаться не успел, что к лучшему. Народ с Простора тоже толком ничего не понял: то вы с мачтой идете, то без нее, а почти сразу же снова под парусом.

Пашка, наконец-то проснулся и оживился. Он был счастлив. Наконец-то и у нас хоть что-то произошло. А то весь Поход коту под хвост. Соседи, вот ведь как интересно живут! С трудностями борются, аварии устраняют, в ледяной воде, как пингвины скачут. А тут и разговор Настоящих Мужчин не поддержать (проспал ведь все в носу Альбатроса). Но теперь и он причислен к лику Святых, он тоже был Там. Юля, правда, его энтузиазма не поддерживала, считая, что ну их на фиг, эти подвиги. Как бы большей беды не накликать. А Пашка был на седьмом небе.

Но это был не день Бэкхема.

Через километр с небольшим протока закончилась, с основного русла вдуло уже по взрослому, нас снова начала наваливать на берег (равниный, но с неким подобием рифа на подходе с полузатопленными корягами и нулевыми возможностями последующего отхода на прижимном ветре). Пока соображал, ситуация разрешилась сама собой. С Простора, шедшего буквально в метрах двадцати позади от нас, раздались привычные молодецкие присказки «Ой, мля!». Да так бодро и искренне. Присмотрелся, и в самом деле – «Вот же, мля!». Его все таки оторвало. В смысле поплавок. А экипаж уже привычный, по пояс в воде плавать, бодренько так по посудинке бегает, правильные команды идеально исполняет. «Вперед вы товарищи, все по местам. Последний парад наступает» - ну и далее не менее жизнерадостная концовка. «Ну, чем не кони!»

От непрерывной многочасовой болтанки, вшитый трос вытянулся из кармана, выскочил из лик-паза и правый поплавок со стороны кормы выскочил наружу, гордо воспрянув оранжевым фаллосом, возбужденно подрагивая от набегающих волн. Пена, срываемая с гребней и оседая на нем, также добавляла некоторое портретное сходство. Правда, насколько он вымырнул из пучины, настолько же и ребята в нее замырнули. Берег рядом и менее, чем за минуту, привычно раскорячившись в непотребных позах Простор и его боевая команда бодро выкинулись на берег.

«А не слишком ли много мы себе заказали?» В очередной раз прочел я немой вопрос в глазах Полякова и Алекса.

Воспользовавшись вынужденным ремонтом, приготовили горячий обед, погрелись у костра, хоть немного обсушились. Нам то ничего, а вот второй экипаж мокрый до нитки (уже и ночной ливень вспоминался с тоской, не так уж и мокро было).

Проверка второго поплавка показала, что там та же беда, еще бы несколько минут, и он тоже от болтанки мог выскочить. А с двумя вздыбленными поплавками – это уже точно Казань-2003 (если более 200 метров от берега). Тогда это все не обсуждалось, хотя было более чем серьезно. Трое старых сусликов притаились, младая поросль толком ничего не поняла.

Стояли на сквозняке. Альбатрос со снятыми парусами, под голым рангоутом, не переворачивало только благодаря 200кг барахла в кокпите. Поляков почему-то упорно считал, что это ветерок 8 м/сек, в порывах до 10 м/сек. Я придерживался мнения, что это 12, а в порывах и за 15. Черт его знает, уж больно хорошо дуло.

Подремонтировавшись и пообедав, еще какое-то время пережидали шторм. Отходили с большим трудом. Умудохались в этот день по взрослому, и рано встали на стоянку. Чуть ли не единственно безупречное место за все время путешествия. Хорошее место. Подъехали рыбаки, предложили рыбку. Мы устоять не смогли. Красавец толстолобик на 13 кг всего за 320 руб. Опять же присоединившиеся в Ахтубинске все никак не могли налопаться рыбкой. Разделали его в этот же вечер. Одной только икры выцедили более 2 литров. Сделали филейку под барбекюшницу и сковородку, набор для ухи – все это замариновали и в виде полуфабриката, готового к мгновенному приготовлению, еще три дня грызли бедное создание. Ну и для истории себя рядом с ним запечатлили.

Из-за раннего привала (18.15), было море светлого времени, поэтому я успел вначале побаловать честной народ оладышками, а затем и блинчиками. Лагерь был увешан мокрой одеждой – повеселились мы в этот день на славу. Хотя, если задуматься, такой ветер прокакали. На таком ветерке более 100км за день махануть можно было, да со свистом. Прошли же с кровавым поносом только 25. Ближе к полуночи сходили к соседям. Москвичи, отдыхают с размахом. То ли они «Особенности национальной..» копируют, то ли с них и писалось. Генератор на 2кВт, море света и музыки. Прозрачный шатер размером с танковый ангар, летняя мебель по всему острову. Пиво в кегах, Немирофф рекой. Лодки, моторы, гидрокостюмы. На Волге с 30 апреля, тоже хренеют от дубака. На вид из бывших бандюков, лет по 28-30. Но нас приняли радушно. Вернулись от них уже ближе к часу ночи. Публика еще побарагозила и завалилась спать, мы с Алексом отбились после трех. Готовили на завтрак знаменитую гороховую кашу (от Алекса) для нашего детского сада.

На горизонте все тот же Цаган Аман. Почти три дня мы любовались его видами, застряв в его окрестностях, как в Бермудском треугольнике. А места и в самом деле пошли блатные. Какие-то невероятные комплексы на берегах, качеством не хуже, чем в Барвихе. И не дин, и не два. То ли Калмыцкие, то ли Газпромовские, то ли Московские. Но круто. Ночью все в иллюминации, причем даже не в разбитной Московской, а я бы сказал в по дорогому сдержанной австрийско-швейцарской.

Двенадцатый день. 5 мая.

Ходовой день с остановкой на обед. Копаневка – Речное. Пройдено 90 км. Плотный попутный ветер, на воде более 8 часов. «Простор» - перманентное отклеивание клапанов в поплавках. Подъем в 7.00.

Накануне Полякова опять переклинило и лозунг «Раздолбайство превыше всего. Мы никуда не торопимся» - внушаемый и развращающий команду первые четыре дня, сменился на прямо противоположный. Начались приставания после заката и наматывание километража.

Правда и Фортуна наконец-то повернулась к нам другой частью своего тела. Отошли в 9.20. Ветер, с утра слабо-боковой через час с небольшим оживился и перешел на попутный. На бабочке с дополнительными красными тряпочками (наши самопальные генуи и стакселя из серпасто-молоткастных полотнищ гордо реяли над Нижней Волгой). Народ на берегах ревел, когда видел нас на воде (то же было и на Дону в 2003, когда мы с этими же тряпочками шли вдоль казачьих станиц). Обсуждали, как бы с КПРФ содрать спонсорские за эту рекламную акцию.

 

Нас как с утра затянуло в какую-то протоку, так до 16.00 окончательно не было понятно, где мы находимся. Был кусок без деревень у воды, а только по ним и можно ориентироваться. Более 7 часов томительного ожидания до очевидного ориентира, когда стало окончательно ясно. Прошли более 60км и уже наверстали отставание от графика. Пошла мазута! Пройдем мы таки Волгу до Астрахани (что в первые дни было абсолютно неочевидно). На обед встали случайно. Пытались уйти в основное русло, паруса не хватало, Простор на веслах выгреб, а нас снесло. Пришлось им возвращаться назад, а мы заодно и привал устроили. Пообедали накануне подготовленным Толстолобиком (снова барбекю). И рванули дальше.

На ночевку встали почти в сумерках (чуть ли не в 21.00). Место довольно гадкое. Для начала мы с Алексом нашим Поглотителям Биомассы скормили макароны. Именные. Мы их уже лет пять по Походам таскали. Так ни разу и не притронулись. А тут – скормили. Хотели поставить чистый эксперимент (без соли, не помешивая и не сливая) – т.к. публика предыдущие дни ела все, без всякого разума, в невероятных количествах, абсолютно не присушиваясь к вкусу приготовленного. Сплошной перевод продуктов. Лопали тоннами, спали с утра до вечера и жаловались на постоянное чувство голода. Юля, правда, немного испортила чистоту эксперимента зажарив лучок на постном масле. Котелок макарон слопали мгновенно. Но Алекс был непоколебим, он решил любой ценой выдавить из них слова: Все, не могу больше. Народ сломался (это после ведра макарон) где-то в районе девятой сковородки жареного толстолобика уже после полуночи. Дольше всех держалась Юля с Бахтиным. Было даже ощущение, что Юля была готова сбегать в кусты, воткнуть два пальца и по новой освободить желудок для дальнейшего уничтожения съестного. Но обошлось. Была только честная игра. А полуфабрикаты рыбы еще оставались. Это была честная и заслуженная победа Алекса над бездонными желудками наших Младших Братьев.

День прошел относительно спокойно, если не считать того, что продолжал доставать Простор перманентным отклеиванием клапанов из поплавков с их последующей разгерметизацией. К концу Похода по разу отлетели все клапана, некоторые и по два. В этот день также впервые Простор пошел очевидно быстрее, чем Альбатрос. На попутных и боковых компенсировать это преимущество удавалось только за счет того, что постоянно приходилось Альбатросу нести геную на 6 квадратов. А это дополнительная морока и нагрузка на рулевого, парус не родной, настраивается не просто, требует постоянного внимания.

Стремясь выжать максимальную скорость, в этот день экспериментировали с загрузкой катамаранов. Как уже неоднократно отмечалось, в Альбатросе при меньшей штатной парусности всегда было в 1.5 раза больше загрузка. Поляков то и дело пытался его разгрузить, я противился. В этот день (еще когда я не поставил Геную и ветер не усилился), сняли Майка и перекинули его на Простор (доведя численность экипажа до 5 чел). Правда, после постановки генуи и усиления ветра мы снова начали отрываться, да и Простор разгулявшейся волной снова стало подтапливать. Пришлось Майка возвращать назад. Все эти пересадки осуществлялись на полном ходу (в тот момент ближе к 9-10 км/ч). Подход сбоку, выравнивание скорости, плавное уменьшение просвета, контакт, стыковка, удерживание сцепленных бортов, перепрыгивание с борта борт, расцепка и плавное расхождение в стороны. Все это зачаровывало, как дозаправка в воздухе дальнего бомбардировщика. Рулевые уже освоились и со стороны (я надеюсь) выглядело просто безупречно.

Простор, ну что с ним не делай, 320-350 кг – это для него предел, а лучше не более 300кг, тогда это Ласточка. Альбатрос же, как ослик (корявый, невзрачный), но ему все абсолютно по фиг (нагрузка, ветер, волна, качество настройки снастей и квалификация экипажа) - может и не торопясь, но он надежно делает свое дело в ситуациях, намного превосходящих его заявленные возможности. Что вселяет уверенность в экипаж, и позволяет ему преодолеть уже практически Все. Низкий поклон Перегудову за его Творение.

 

Как туристскому разборному парусному судну – равных ему нет. При собственной массе в 60 кг уверенно тащить практически 550кг (а и до такого доходило в нашем Походе) – восхищает. Почему Простор при визуально больших поплавках на это неспособен – не очень понятно. На встречно-боковых курсах Простор просто улетал, и ему приходилось даже возвращаться назад в ожидании нас, вечно отстающих. После того штормового дня, Поляков как Черт ладана боялся разрыва между нашими судами. Майк, несмотря ни на что (своих лишних килограммов, трех тюков с теплой одеждой, непрерывного поглощения пищи) постоянно мерз. Его даже гребля не спасала. Бестолковая, лишь бы взмокнуть. Потел, но мерз. Бедняга.

Тринадцатый день. 6 мая.

Ходовой день с заходом в Нариманов (хлеб, пиво, ништяки), перекус на ходу. Речное – Нариманов – остров Большой (Долгий). Пройдено 75 км. Поздний выход. Плотный попутный ветер. «Простор» - перманентное отклеивание клапанов в поплавках.

День для меня начался крайне бестолково. Умываясь, я утопил очки. Пытаясь схватить их на лету, свалился сам, подмок, измазался в грязи и рассвирепел еще больше. Народ, видя мою слабоконтролируемую ярость, попрятался по углам. Минут через десять, проматерившись про себя, рассказал Всем, в чем дело. Поляков (на правах Капитана), шустро подписал Молодого (Бахтина) на шефскую помощь Дедушке (то есть мне). Мотивируя тем, что Бахтину очень нравятся водные процедуры и он просто мечтал о дайвинге в Приполярной зоне – предложили ему за банку сгущенки попытаться прошарить дно под обрывом (глубины до одного метра я уже успел обследовать сам). Погодные условия прежние. Вода +6, воздух +10, раннее утро, пасмурно, солнышком и не пахнет, ветерок совсем не детский. Происходящее напоминало кадры из «Джентельменов удачи» (когда Косой за шлемом в прорубь нырял). Ребенка мучали минут пять. Я вскоре не выдержал и отошел вглубь берега. Естественно, ничего не нашли. Естественно, сгущенки он не получил.

Только отошли от берега, выбило клапан на Просторе. Тормознули, пристали, переклеили, толкнулись, через пять минут еще один вылетел. Пока то да се, толком двинулись уже после 11.00. Дело (с моими невинно утопленными очками) усугублялось тем, что прошедшие две недели картами, прокладкой, ориентацией и привязкой к местности ведал только Я. А тут у меня осталось только 6% зрения нормального человека. Да и рулевому без глаз совсем тоскливо (и за течением следи, и коряги отслеживай, да и шквалик не пропусти – мало чего еще надо). Но как-то выкрутился. Хотя от напряжения и постоянной концентрации внимания, вымотался в этот день дико.

Ветер был слабее, чем накануне, но ровнее и спокойнее, течение несло. Километры на кардан наматывались лихо. Через пару часов, пристав к крошечному песчаному островку (браконьерской стоянке) мы неожиданно попали в Лето. Моторки браконьеров, первоначально шурхнули как тараканы в разные стороны, побросав всю свою снарягу, но вскоре вернулись.

Мы пристали по прозаической причине – снова выбили клапан на Просторе. Там то и вышла единственная за весь поход фотография, где в кадре нас восемь.

Вначале было просто Солнце, с тем же ледяным ветром. Через пару часов (в Нариманове) уже +14, а к вечеру приставали уже при +16. На фото мы еще в зимней одежде.

Вскоре (впервые за две недели) я снял пуховик. Нариманов (бывший Волжский) встретил нас циклопическим сооружением под названием гидрорегулирующая плотина. Используется при низкой воде для гарантированного судоходства. Электричества не вырабатывает, в половодье проход сквозной.

У города простояли часа полтора (уже было понятно, что успеваем везде). Обеда устраивать не стали. Под пиво грызли балычок из сома и астраханскую воблу. Все это уже на ходу. Судоходство оживилось, как мелкое (всяческие паромы, переправы, мелкие буксиры, рыбацкие шхуны), так и большие морские дуры из Каспия все чаще попадались на пути.

К вечеру, на умирающем ветре доползли до острова Большой (Долгий). Астрахань перед нами. Благодаря удаче за два дня сквозанули на 165 км и заработали в виде бонуса лишний день (полную дневку). Я, выйдя на берег, от ужина отказался и сразу же отключился в палатке.

Четырнадцатый день. 7 мая.

Дневка на острове Большой (Астрахань на горизонте). Паша отправлен в 16.00 за автомобилем в Ахтубинск.

Утро началось с ЧП – пришли коровы. Стадо голов под 100. Чудом пронесло, могли затоптать спящих в палатках людей.

Позавтракав гренками под кофе, мы с Алексом отправились гулять по острову. На острове размером 4х8 км пятеро семей живут постоянно и еще домов пятнадцать используется под дачи. Света, газа, воды нет. Полная робинзонада. По привычке, ходили по дворам, шакалили продукты.

Видели много забавного. Живут узбеки, держат кур (голов двадцать, не меньше). Куры обыкновенные, не бройлерные цыплята. А яиц нет – петуха не завезли !?! Чудны дела твои, Господи.

Общались со стариком-казахом. На острове уже 50 лет, сыну 45 - помогает держать стадо (их коровы и посетили нас поутру). На острове гектары заброшенных садов, все в цвету. Протоки в низинах кишат рыбой (мы с Алексом безуспешно минут десять гоняли какую-то тюльку килограмма на два, вывернулась, голыми руками взять не удалось). Перед ужином, Поляков, изладив из кухонного тесака и оглобли суперострогу, по нашей наводке тоже ходил на эти луга. Ногу себе не проткнул – и то ладно. Так же, как и мы вернулся ни с чем.

Лазая по острову на палящем солнце, искупались в протоке. Жуть. Как будто в кипяток окунули. Ну и дубак! По острову пасутся стада ужей, мы к ним привыкли и чуть не вперлись в нечто непонятное. Серая змея, на голове никаких меток, длиной под метр, но очень толстая (с олимпийский рубль в поперечнике). Встала в стойку, еле увернулись. Разбираться, насколько она ядовита – не стали. На обратном пути шарахались от любой ветки в траве. Попалось еще несколько таких же экземпляров. Растительность на острове непривычная. Трава вся жесткая, в колючках. Цветы похожи, но тоже не наши. Все вокруг какое-то чужое и чуждое. Нам все-таки удалось найти пяток яиц у местных жителей. Разжились и зеленью к столу. На хуторе встретили странного паренька. Дед называл его Сашей. Потом оказалось, что он Коля (а дед так его зовет при посторонних, чтобы не сглазили). ?!? Пригласили его к себе на вечерний костер под гитару. По пути наломали сирени. Как и полагается, лазая через забор, в чужой сад и без спроса.. Девчонки в лагере были счастливы. 

На обед была уха из головы Толстолобика (еле влезла в восьмилитровый казан) и оладьи до упаду. Устроили постирушки – завтра ведь возвращение в цивилизацию. А заодно и банный день. Девки стриптизировали на дальнем озере, мужики – прямо под лагерем. Днем было уже +20, солнце нещадное (юг, стоит высоко). Уши обуглились у всех. Даже у меня (чему был дико удивлен, для моей дубовой шкуры это чуть ли не впервые) – облазили коростами почти неделю. Народ, так долго мечтавший о лете, прятался в тенек. Майк задумчиво перелистывал уже легендарный «Плейбой», даже наши дамы с интересом (уединившись) проштудировали это одиозное издание. То ли конкуренток изучали, то ли, как их раскорячило перед объективом.

Пашку поехали провожать всем гуртом на Альбатросе. Вернулись ближе к 18.00. Начали готовить Прощальный Ужин. Надо было извести все оставшиеся продукты, не тащить же их назад. Наши фройлен (традиционно) интереса к приготовлению пищи не испытывали. На камбузе свирепствовали пять мужиков (Пашка был уже в Астрахани). Бахтин (в который раз за Поход) удивил очередным своим талантом, блестяще нашинковав капустный салат (до сих пор этим занимался Поляков, кромсая ее кубиками по 1см). Одним словом, отужинали, чем Бог послал.

Бог послал в этот вечер: - остатки ухи из толстолобика - картофельный полусуп Алекса (три банки тушенки, зажарка из лучка, моркови, чесночка и прочих специй под зелень) - еврейское сало (почти грудинка из гольного мяса) ломтиками на отдельном подносе - салат капустно-огуречно-помидорный (большой тазик) - свекла с тертым чесноком под майонезом - морковь тертая под сахаром - практически «Салат Зимний» (картошка, капуста, яйца, лук, майонез, говядина из тушенки) – почти три литра, ели весь следующий день, в том числе и в поезде - пряники-печенье-конфеты-сгущенка (все без ограничений) к чаю-кофе - пиво (море) - несколько флаконов вина (его надыбали то ли Поляков, то ли Юля) - разбавленный спирт, заправленный лимоном (без ограничений) – его смогли осилить менее 2-х литров (что-то даже в Тольятти привезли).

Уже затемно из хутора на огонек пришел божий человек Коля-Саша. Все просил Алекса сыграть что-нибудь из «Крематория» или «Гражданской обороны». От спиртного отказался, забил косяк, потом еще и еще. Бахтин (по случаю) тоже присуседился, одной затяжкой высосав всю заправку. В этот вечер много играла и пела Наталья. Хорошо было. Сидели допоздна. Я ушел ближе к двум, народ у костра еще оставался. Позже всех, ломая кусты, как раненый носорог прогарцевал на свой хутор Коля-Саша.

Пятнадцатый день. 8 мая.

Полукочевка в Астрахань. Остров Большой – автомобильный мост в Астрахани. Пройдено 18 км. Весло – 3 часа, штиль, слабое течение. Экскурсия по Астрахани, в 13.30 отправление поездом до Самары.

Подъем был ранний, в 6.00. Собрались, толкнулись и пошли в Астрахань. Штиль, течение еле еле, все время на весле. Где-то в районе 10.00 пристали на набережной, на левом берегу, немного не доходя до нового автомобильного моста. Пашка уже перегнал машину из Ахтубинска и ждал нас на берегу. По шустрому начали разбирать катамараны и упаковывать вещи.

Меня с Алексом Поляков на час отпустил посмотреть Город (большое ему за это спасибо). Пашка на авто подкинул нас до Кремля, сильно сэкономив время.

Кремль поразил мощью и размерами. Круче Нижегородского, почти как Московский. Но белокаменный, что редкость. Покрутились в нем и пошли просто по городу. Город – блеск. Почему-то во всех отчетах говорилось, что в Астрахани ничего интересного нет (Кремль и тот на 15 минут). А Город то – ого! Старая часть – только в Питере больше. Каналов, набережных, опять не меньше чем в Питере. А архитектурно, даже и поинтереснее будет. Большинство домов – усадебного типа, с решетками садов и внутренними двориками. Много отреставрированного (не новострой идитско-московский, а именно просто ремонт). Чугунные сливные трубы для дождевой воды на карнизах из бесподобного литья, громадные скульптуры на фронтонах и крышах. Вылизанные мостовые, садики и скверики, громадное количество пешеходных зон. Девки непуганые стадами. Множество памятников советской поры героям-революционерам.

И что интересно – это на самом деле сделано с душой, к месту, и сейчас не вызывает ни малейшего отторжения. Просто малые городские архитектурные формы. Тихие улочки городка южного типа с внутренними дворами с галереями, как в Одессе, Тбилиси или Баку. Народ очень приветливый, особенно невинные прелестные создания (что поделать, из песни слов не выкинешь, одичали мы с Алексом за это время и нас все время тянуло на Сладкое). В глуши тихих улочек наткнулись на гигантский особняк. Угловой дом, этажей на пять (полноразмерных, а не по 3 метра), по центру купол и под ним то ли холл, то ли зимний сад на всю высоту. Размер дома 50 на 30 метров, явно не жилой и не офисный. Дверь одна. Над ней золотыми буквами написано «Il de Boute». И все. Ничего более. По этой улочке человек десять за день проходят, максимум. Вопрос у нас с Алексом был один. И это что, во всем этом ангаре одной только Ильдеботой и торгуют? Ошалели. В описаниях встречал упоминание о большой татарской диаспоре и соответственно преобладании мечетей в Старом Городе. То ли мы до него не дошли, но церквей (малых и больших, действующих и полуразрушенных) видели множество на каждом шагу, даже Синагога нехилая попалась. А вот мечетей не видели, как и ярко выраженных мусульман. Только узбеков и таджиков в виде гастарбайтеров.

Астрахань стоит того, чтобы провести в ней несколько дней, она этого более, чем заслуживает. Что и наметили мы с Алексом сделать в обозримом будущем. Классный город.

Через час вернулись на набережную. Доупаковали вещи, на Пашке доехали до вокзала (по пути показав Полякову с Натальей полюбившийся нам город). Ехали иным путем, вдоль набережной какого-то канала. На вокзале выдержали битву с вредными проводниками, не пускавшими нас в вагон с нашими баулами (наверное, денег просили). Денег не дали, послали на фиг, начальник поезда (молодой парень) – мечтательно сказал: катамаран, это как две байдарки, соединенные бортами - и запустил нас без разговоров. Да еще и кассету по внутренней трансляцией с чем-то пристойным для нас поставил.

Днем в Астрахани было уже +22. В вагоне жара. Оставшийся спирт никому неинтересен, только пиво.

9 мая. Прибытие в Самару в 13.30. Автобусом в Тольятти. Дома в 18.00. Второй экипаж – на автомобиле, прибытие в Тольятти в 02.30

10 мая. На обратном пути ехали через Казахстан. Видели Баскунчак и безжизненные степи. В районе Балакова в придорожных канавах все еще лежал снег, листва только начинала показываться.

А в Тольятти была Весна. Настоящая. С дурманящей зеленью, буйством сирени и черемухи, душной теплотой черной ночи. За всем этим мы ехали на Нижнюю Волгу две недели назад. И ничего этого так там и не увидели.

P.S. Описание второй части Похода рождалось в муках и трудах 24-26 мая 2005г. Вся моя Душа бунтовала и противилась. Поэтому прошу прощения за отяжелевший слог и упреки, высказанные некоторым участникам Похода. Имеете другую точку зрения – излагайте ее.

2005 год. Антон Парфенов

To accomplish this goal, you need to have a firm grasp of the talent at each position relative to the other positions across the entire player pool. People new to fantasy football often think that because there are so few elite quarterbacks, and they are among the highest scoring players in the fantasy game, that they need to pick a top quarterback early in their draft to build a strong foundation for the rest of the team.Experienced fantasy owners know that you can wait until later in the draft to pick a Drew Brees Jerseys quarterback. Most leagues require just one starting quarterback, and the majority award just 4 points for a touchdown pass. Meanwhile, you typically start two or three running backs and an equal number of wide receivers – and those positions are awarded 6 points for each touchdown reception or run. Therefore, wide receivers and running Mark Ingram Jerseys backs are chosen earlier, the pool of available players shrinks much faster at those positions and there are enough viable starting quarterbacks available even if you wait until later Kenny Vaccaro Jerseys into the draft to choose one.Quarterbacks will dominate the overall scoring one way or another, but it really isn't about getting the most points out of the position. This approach changes slightly in leagues that award 6 points for a touchdown pass. Willie Snead Jerseys You'll need to adjust your draft strategy to take quarterbacks just a bit earlier. However, in leagues that require two starting quarterbacks, you must change your approach to draft your quarterbacks much earlier, ideally to have both safely squared away by the end of the fourth round. You'll need to do that because the demand for talent will be that much Brandin Cooks Jerseys higher with the available pool being much smaller.Some fantasy owners like the security that comes with owning a bona fide veteran quarterback with an extensive track record of elite production.